Судебно-почерковедческая экспертиза

Судебно-почерковедческая экспертиза относится к так называемым традиционным криминалистическим экспертизам. Она наиболее распространена в следственной и судебной практике, поскольку может быть назначена по самым различным категориям уголовных и гражданских дел, если при их расследовании и судебном разбирательстве возникает необходимость установить факты (фактические обстоятельства), связанные с исследованием рукописей. Установление таких фактов путем решения соответствующих почерковедческих задач составляет предмет судебно-почерковедческой экспертизы.

Подлежащие исследованию рукописи могут составлять содержание различных документов: заявлений, квитанций, накладных, завещаний, платежных и пенсионных поручений, ведомостей, свидетельств о браке, договоров и т.д. Они могут быть выполнены на обычном (бумага) и необычном (ткань, мездра, кожзаменитель, картон, стена, дерево, тело человека) материале, обычным (перьевая, шариковая ручка, карандаш) или необычным (кисть, гвоздь, заостренная палочка, спичка и т.д.) пишущим прибором.

Непосредственным объектом судебно-почерковедческой экспертизы является содержащаяся в рукописи конкретная почерковая реализация, называемая исследуемым объектом. Он может быть в виде текста, краткой записи и подписи. Если содержательная сторона текста и краткой записи зафиксирована с помощью буквенных обозначений (скорописных, стилизованных, печатных), эти объекты называются буквенными, если с помощью цифр (римских, арабских) — цифровыми; исследуемый текст или запись, содержащие одновременно буквенные и цифровые обозначения, называются смешанными.

Задачи, решаемые экспертом-почерковедом, подразделяются на 3 основные группы: идентификационные, диагностические, классификационные.

Идентификационные задачи составляют основной объем при проведении судебно-почерковедческих исследований. Их решение предполагает установление факта:

  • индивидуальной идентификации: наличия или отсутствия тождества конкретного исполнителя рукописи; выполнения одним и тем же либо разными лицами нескольких различных текстов, подписей, отдельных фрагментов текста, текста и краткой записи (например, дописки), текста и подписи;
  • групповой принадлежности лица, исполнившего рукопись (по степени выработанности, степени совершенства системы движений, других общих признаков почерка).

При постановке идентификационных задач вопросы эксперту могут быть сформулированы примерно следующим образом:

  • выполнен ли текст расписки от 27 ноября 1979 г. на сумму 550 р. С.;
  • кем именно, П., С. или другим лицом, выполнен текст письма, начинающийся и заканчивающийся словами «Уважаемый товарищ директор..,», «...чего-нибудь не случилось?»;
  • кем, самим И. или другим лицом, выполнена подпись от его имени, расположенная в завещании от 12.02.92 г.?

Если требуется установить факт выполнения одним или разными лицами различных рукописей либо фрагментов одной и той же рукописи, вопросы формулируют примерно в такой форме:

  • одним или разными лицами выполнены 2 письма, соответственно начинающиеся и заканчивающиеся словами: «Уважаемый товарищ директор...» и «...чего-нибудь не вышло»; «Довожу до Вашего сведения...» и «...все сообщенное мной верно»;
  • одним или разными лицами выполнены основной текст расписки от 27 ноября 1979 г. на сумму 550 р. и заключительная запись «Указанную сумму обязуюсь вернуть полностью к 1 июля 1980 г.»;
  • одним ли лицом выполнены подписи от имени вымышленного лица Смирнова Л.В., расположенные в графах 8—10 ведомости на получение зарплаты за май 1993 г.?

Вопросы о факте выполнения нескольких рукописей одним лицом и об их конкретном исполнителе могут быть поставлены одновременно: «Одним ли лицом, Ивановым И.П., выполнены подписи от имени вымышленного лица Смирнова Л.В., расположенные в графах 8 — 10 ведомости на получение зарплаты за май 1993 г.?».

В соответствии с методикой судебно-почерковедческой экспертизы задача установления факта выполнения нескольких рукописей одним и тем же либо разными лицами решается экспертом, даже если такой вопрос специально не поставлен.

Задачи установления групповой принадлежности лица, исполнившего рукопись, в качестве самостоятельных перед экспертом ставятся редко. В идентификационном процессе они решаются на этапе, предшествующем индивидуальной идентификации. Иногда возможно исключить предполагаемое лицо из числа исполнителей исследуемой рукописи только по групповым характеристикам почерка (степени выработанности, степени совершенства системы движений).

Решение диагностических задач направлено на установление условий, в которых выполнялась исследуемая рукопись, — обычных или необычных.

В зависимости от степени выраженности диагностических признаков возможно установление:

  • факта наличия или отсутствия необычности письма;
  • характера необычности: постоянный или временный;
  • группы естественных (не связанных с намеренным изменением) либо искусственных (связанных с ним) факторов необычности письма;
  • группы естественных внутренних (стресс, болезнь, алкогольное опьянение, возрастные изменения) или внешних (необычные поза, материал письма либо пишущий прибор; выполнение рукописи без очков, влияние холодовых нагрузок) необычных факторов;
  • группы искусственных факторов (подражание печатному шрифту, прописям, маловыработанному почерку, почерку или подписи другого лица, изменение общих либо общих и частных признаков; замена пишущей руки, так называемое компетентное изменение);
  • конкретного «сбивающего» фактора.

Каждая из названных диагностических задач может быть поставлена перед экспертом в отношении любого почеркового объекта наряду с идентификационной либо отдельно, самостоятельно.

Вопросы диагностического характера могут быть сформулированы следующим образом:

  • не выполнен ли текст письма, начинающегося словами «Привет... пишу из известного тебе места...», намеренно измененным почерком;
  • выполнена ли подпись от имени Иванова В.П. в завещании от 23.10.92 г. с подражанием подлинной подписи;
  • выполнена ли подпись от имени Петрова Л.В, в долговой расписке, датированной 15.12.91 г., в состоянии алкогольного опьянения?

Перед экспертом могут быть поставлены и другие вопросы диагностического характера: пригоден ли конкретный буквенный текст (подпись, запись) для проведения идентификационного исследования; являются ли почерки 2 лиц сходными; не дописаны ли слова, цифры к данному тексту другим лицом и т.д.